630091, Новосибирск, Красный проспект 82, офис 45
(383)217-36-14, тел/факс (383) 221-06-20

Адвокатская палата
Новосибирской области

Понедельник, 20 августа 2018
Вы находитесь: Главная ПЕРВАЯ ПОЛОСА - главные новости

«Такой адвокатский характер». Накануне 15-летия со дня принятия закона об адвокатуре, президент АП НСО Андрей Жуков ответил на вопросы корреспондента газеты «Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области»

[05.05.17]

О том, чем живёт адвокатское сообщество Новосибирской области и о проблемах на рынке юридических услуг, рассказывает президент Адвокатской палаты НСО Андрей Жуков.

— Андрей Владимирович, принято считать, что адвокатское сообщество — одно из самых закрытых в юридическом мире. Это так?

— Такой стереотип остался в нашем обществе с советских времён. Тогда адвокатура была более закрытой, чем сейчас, когда адвокатом может стать каждый, кто соответствует критериям. Раньше таких требований и правил не было. Исполнительные органы адвокатуры сами решали, кого принимать в свои ряды, а кого — нет. Но тогда не было таких общественных институтов, как сейчас, и гражданского общества тоже не было.

Сейчас многие адвокаты входят в Ассоциацию юристов России, у нас заключены соглашения с Уполномоченным по правам ребёнка и некоторыми вузами, разрабатывается соглашение с Уполномоченным по правам человека, в областной библиотеке мы проводим общественные мероприятия. При адвокатской палате создан и активно действует совет молодых адвокатов, который впервые в России заключил соглашение о сотрудничестве с общественной приёмной Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева в Новосибирске. За юридической помощью в эту приёмную регулярно обращается множество людей. В свою очередь для нашей молодёжи это хороший практический опыт.

С Ассоциацией юристов мы успешно реализуем соглашение о совместной деятельности в области бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам. Новосибирск стал первым городом, где между сообществами адвокатов и юристов наладилось такое взаимодействие, наш опыт теперь распространяется по стране. Это очень важный элемент формирования единого рынка юридических услуг. Россия до сих пор входит в число четырёх стран мира, где нет единой системы оказания юридической помощи гражданам. Адвокатура у нас соседствует с «диким» рынком частнопрактикующих юристов, над которым нет никакого контроля.

— В чём опасность существования такого рынка?

— Оказывать юридические услуги сейчас может любой желающий — для этого даже не требуется официальная регистрация. Рекламу услуг юристов можно найти в любой газете, они создают красивые сайты, зачастую делают вывески типа «Народный адвокат» или «Санитарный адвокат», тем самым вводя людей в заблуждение — большинство и так считает, что адвокат — это любой, кто оказывает юридические услуги. А сталкиваясь с мошенничеством или недобросовестной работой таких фирм, они приходят с жалобами к нам.

Лет пять назад мы насчитали около 2500 подобных контор в Новосибирске. К борьбе с такими «вольными стрелками» мы впервые в России подключили налоговую службу, теперь наш опыт применяется в других регионах. Через арбитражный суд в 2016 году нам и налоговикам удалось ликвидировать ООО «Юридическая консультация». Руководство пяти фирм было предупреждено о необходимости смены названия, после того, как они не вняли предупреждению, эти фирмы были исключены из ЕГРЮЛ.

Пресечь деятельность юристов-нелегалов пытаются на правительственном уровне, появился термин «введение монополии адвокатуры», чтобы оказанием юридических услуг занималась одна корпорация, все члены которой должны быть подчинены единым стандартам. Однако государственно-правовых механизмов наведения порядка в этой сфере до сих пор не создано. Российское правительство утвердило концепцию реформирования рынка юридических услуг, но её реализация отодвинута на 2020 год.

— Как идёт реализация Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в РФ» и областного закона с аналогичным названием?

— Текст закона изначально был понят не совсем точно, из-за чего он начал пробуксовывать. По его формулировке, бесплатная юридическая помощь — это государственная задача. Организация этой помощи, обеспечение её доступности — дело государственных органов, принимать участие в нём могут и адвокаты. А закон был понят так, что только адвокаты и должны этим заниматься. Сейчас наконец-то пришло понимание функции госорганов. В отчёте Министерства юстиции Новосибирской области за 2016 год сказано, что все государственные органы должны оказывать гражданам бесплатную помощь — каждый по своей компетенции. Если у них возникает потребность в адвокате, то тогда адвокаты и привлекаются к работе, при этом по их собственному желанию. У нас составлен список адвокатов, которые готовы оказывать такую помощь. Проблема в том, что в него вошли в основном адвокаты из Новосибирска, а хотелось бы, чтобы участие в этой работе приняли и адвокаты из районов, где люди живут беднее, чем в городе, и много неурегулированных правовых вопросов, прежде всего по земельным отношениям.

Ещё одна проблема — слишком узкие перечни случаев, в которых предусмотрена такая помощь, и категорий граждан, подпадающих под неё. Мы предлагали включить в перечень, например, инвалидов II степени, многодетных матерей. В законе есть оговорка о том, что региональные власти самостоятельно могут расширить эти списки, но здесь вопрос упирается в финансирование.

— Подследственные тоже получают помощь адвоката бесплатно?

— Да, это ещё одно важное направление нашей работы — бесплатная помощь по назначению в уголовном судопроизводстве. Если к уголовной ответственности привлекается малообеспеченный человек, у которого нет денег на адвоката, государство обязано представить ему бесплатного адвоката. При осуждении такого подзащитного государство взыскивает с него стоимость услуг адвоката. Для нас же расценки на защиту таких граждан не повышались с 2012 года — мы получаем 660 рублей в день. При этом за плохую работу мы спрашиваем с адвокатов строго, кого-то даже лишаем статуса, но с другой стороны прекрасно понимаем, что сложно требовать с человека полной отдачи за такую сумму. И это в то время, когда мир живёт по другой идеологии. В США, где я был в командировке в 2005 году, государство тоже стремится к тому, чтобы все имели право на квалифицированную адвокатскую помощь, при этом платит адвокату 90 долларов в час. У нас, к сожалению, традиция другая: если человек попал в поле зрения правоохранительных органов, он сразу становится чуть ли не отверженным. Кстати, в 2016 году в Новосибирской области было вынесено всего десять оправдательных приговоров — и все они были отменены областным судом.

И какого рода дела порой приходится рассматривать судам? Пример: пьёт мужчина в магазине за столиком пиво. Недопил бутылку, вышел на улицу покурить. Возвращается, а бутылки, за которую он заплатил, уже нет: продавец забрал бутылку, решив, что клиент ушёл. Тогда мужик достаёт из холодильника другую бутылку и начинает пить из неё. Продавец вызывает полицию и на мужчину заводят уголовное дело по статье «грабёж». Хотя не надо быть юристом, чтобы увидеть, что в действиях «грабителя» состава преступления нет. А дело между тем уже в суде и я не уверен, что приговор по нему будет оправдательным.

— Не так давно были утверждены специальные Правила поведения адвокатов в интернете. В связи с чем возникла такая необходимость?

— Это соответствие мировым стандартам — правила, определяющие, что адвокат может делать, а что нет, приняты международными организациями. И это не покушение на свободу слова. Ранее бывало, что адвокат начинал давать комментарии, не соответствующие своему статусу и имиджу. Чтобы впредь такого избежать, в Правилах сформулированы две основные мысли: если называешь в общественных местах себя адвокатом — то следуй корпоративным правилам, если не хочешь этого делать — не ассоциируй себя с адвокатом!

— К чему должен быть готов человек, решивший посвятить себя адвокатуре?

— Как и у всех других специалистов, в нашей работе есть свои плюсы и минусы, есть проблемы, которые надо решать. Мало кто знает, как адвокат работает и живёт, что у него мизерная пенсия, нет соцпакета, хотя он отчисляет средства в фонд соцстрахования и Пенсионный фонд, ему не оплачивается больничный лист, если нет договора добровольного страхования, а свой офис адвокат содержит сам, платит за него аренду из своих гонораров.

Конституция РФ гласит, что обеспечение граждан квалифицированной юридической помощью — это обязанность государства. Её оно и реализует за счёт адвокатуры. Но такие обязанности надо чем-то обеспечивать. В законе об адвокатуре записано, что государство обеспечивает адвокатов помещениями, средствами связи и так далее, но эта статья — декларативная, она в жизни не действует. Тем не менее адвокатов это не смущает. На их потребность к общественной деятельности на благо людей такие вещи не влияют. Такой уж у них характер.

Виталий СОЛОВОВ

«Ведомости Законодательного Собрания
Новосибирской области»