630091, Новосибирск, Красный проспект 82, офис 45
(383)217-36-14, тел/факс (383) 221-06-20

Адвокатская палата
Новосибирской области

Среда, 20 июня 2018
Вы находитесь: Главная ПЕРВАЯ ПОЛОСА - главные новости

«Новая адвокатская газета» опубликовала статью члена методической комиссии Совета АП НСО Николая Потапова, раскрывающую недостатки законопроектов об обязательной видеозаписи судебного заседания

[21.03.16]

Средства объективного контроля. Очевидные недостатки законопроектов об обязательной видеозаписи судебного заседания.

29 декабря 2015 г. в Государственную Думу было внесено сразу два законопроекта об обязательной видеозаписи судебного заседания. Один касается уголовных дел, а другой − гражданских и административных. Инициатором является Правительство РФ, а непосредственной разработкой указанных документов занимался Минюст России. После новогодних каникул профильный комитет принял решение предложить эти проекты к рассмотрению. Отзывы, предложения и замечания планируется собрать к началу марта текущего года. Таким образом, законотворческий механизм уже запущен и набирает обороты.

Как большинство граждан и представителей юридического сообщества, впервые я почерпнул информацию о планах по принятию такого закона из средств массовой информации. Для защиты крайне важно наличие признаваемых государством в лице суда средств объективного контроля, к которым относится и видеофиксация. Но первые положительные впечатления от полезной инициативы как-то быстро улетучиваются после подробного ознакомления с текстами законопроектов и прилагаемых к ним материалов.

Не хотелось бы здесь рассуждать об огромных бюджетных тратах, которые повлечет введение обязательной видеозаписи в судах, поскольку в конце концов они неизбежны. При этом нельзя не согласиться с мнением советника ФПА РФ Юрия Костанова, раскритиковавшего фактический отказ государства от введения аудиозаписи в настоящее время в пользу обязательной видеозаписи в неопределенном будущем.

Мною был проанализирован законопроект «О внесении изменений в статью 259 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» об обязательной видеозаписи судебного заседания по уголовным делам. Содержание другого законопроекта − «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» − почти аналогично ему по содержанию и он страдает теми же самыми «болячками».

Авторы законопроектов оперируют отличной идеей − обязательной видеофиксацией судебного процесса, но проекты закона сейчас в таком сыром виде, что если какой-либо из них принять без корректировки, то потребуются долгие годы на формирование ясной для всех правоприменительной практики, внесение различных изменений и приведение его в соответствие с правами сторон защиты и обвинения.

Ведь из чего, полагаю, исходит любой адвокат? Из того, что видеозапись судебного заседания должна стать одним из инструментов, с помощью которого вершится правосудие. Никто из защитников не заинтересован в абстрактном существовании некоего федерального хранилища для видеозаписей, где они будут лежать мертвым грузом без всякой пользы для процесса.

Казалось бы, это понимается и авторами инициативы. По крайней мере, в пояснительной записке указано, что реализация закона позволит повысить гарантии постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора и обеспечить судебную защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Теперь давайте посмотрим, каким образом планируется внедрить обязательную видеозапись в нашу с вами процессуальную жизнь.

Для начала изменяется наименование ст. 259 УПК РФ, которое дополняется словами «и видеозапись». В части 1 упомянутой статьи предлагается указать, что теперь в ходе судебного заседания ведется не только протокол, но и обязательная видеозапись. Далее авторы ведут речь о проставлении отметки в протоколе судебного заседания, свидетельствующей о применении обязательной видеозаписи, материалы которой должны прилагаться к уголовному делу.

Вы удивитесь, но это все! После прочтения текста законопроектов возникает масса вопросов, на которые ответов попросту нет. Зачастую законодатель стремится регламентировать каждую мелочь, здесь же количество упущений оказалось весьма существенным. Например, возможно ли ознакомление сторон с файлами, содержащими видеозаписи частей судебного заседания? Одно дело − часть письменного протокола, которую еще надо изготовить секретарю, если суд сочтет нужным, а другое – видеозапись, ведь после того как процесс отложен, не нужно никаких особых усилий для ее предоставления стороне защиты.

Когда нужно подавать суду ходатайство об ознакомлении с материалами обязательной видеозаписи и в какой срок эти материалы суд обязан предоставить? Никакой ясности в этом плане нет. Да, у стороны защиты имеется право знакомиться со всеми материалами дела, но в этом нет никакого толку, если суд вам предоставил запись после истечения срока для подачи замечаний на протокол судебного заседания. Сопоставлять и сверять уже будет нечего.

Остался без разъяснения и вопрос о возможности изготовления копии видеозаписи для стороны процесса.

Наконец, законопроект не раскрывает значение обязательной видеозаписи для судов первой и апелляционной инстанций. Как будет разрешать суд, рассматривающий дело по существу, спорные моменты? Если вышестоящий суд установит расхождения письменного протокола с содержанием видеозаписи, то чему он должен отдать предпочтение?

Совершенно ясно, что при таком содержании ни один проект не может стать федеральным законом, закрепляющим действие эффективного средства объективного контроля, обеспечивающего состязательность сторон и независимость суда.

Именно поэтому законопроекты об обязательной видеозаписи судебного заседания нуждаются в существенной доработке.

 

«Новая адвокатская газета»
№ 4 (213) 2016