630091, Новосибирск, Красный проспект 82, офис 45
(383)217-36-14, тел/факс (383) 221-06-20

Адвокатская палата
Новосибирской области

Среда, 20 июня 2018
Вы находитесь: Главная ПЕРВАЯ ПОЛОСА - главные новости

200 дней в должности. Как будем жить? На вопросы руководителя пресс-службы адвокатской палаты Николая Потапова ответил президент палаты Андрей Жуков

[26.10.15]

- Андрей Владимирович, 31 марта 2015 года на выборах президента Адвокатской палаты Новосибирской области Вы были единственным кандидатом и после голосования стали возглавлять адвокатское сообщество, одно из самых многочисленных в Сибири. Хорошо это или плохо по Вашей оценке?

- То, что был единственным кандидатом? Ничего хорошего здесь нет. В адвокатуре области более тысячи человек, есть очень высокопрофессиональные юристы, маститые адвокаты, прекрасные организаторы, но получается, что их огромный потенциал не использован, он обслуживает только частный интерес, и не направлен на созидание в общем интересе адвокатуры.

Скорее этот вопрос относится не к прошедшим выборам президента адвокатской палаты, а к путям развития адвокатуры, действенности провозглашенных принципов самоуправления, демократии и корпоративности. Он затрагивает и историю развития адвокатуры, состояние государственности и адвокатуры, уровень их взаимодействия, и, извините, облик современного адвоката, а также исторический путь формирования такого облика.

- А как же преемственность управления, ведь Вы долгое время были вице-президентом адвокатской палаты?

- А она нужна-то нам такая преемственность, которая не соответствует сегодняшнему состоянию адвокатуры? Гибкость управления с реагированием на происходящие изменения – это сегодня как раз то, чего не хватает адвокатуре. Ну и не надо путать преемственность с долгосидением, искренние намерения что-то сделать на благо корпорации с карьерными амбициями.  Кстати, о последнем. Дух здорового карьеризма я утратил еще в органах военной прокуратуры вместе с разочарованием в коммунистическом рае.

- Как так?

- Да вот так. Так сложилось. В московском военном институте, где я учился, казалось бы умели формировать идеологические убеждения, но тогда даже в столице был абсолютный дефицит. Люди по 5-6 часов стояли в очередях за отечественными джинсами «Тверь», чешской обувью «Цебо» и польскими духами «Не может быть». За ними со всей страны съезжались. Когда я прибыл на следственную практику в Куйбышев (ныне Самара), то невозможно было понять, почему в городе на Волге в магазинах только консервы в виде рыбных тефтелей в томатном соусе, плавленый сыр, водка и хлеб. Это был конец 70-х и согласно программе КПСС, оставалось несколько лет до окончания строительства основ коммунизма.

Именно тогда идеологи ЦК КПСС опошлили коммунистическую идею, как оказалось, сами-то они в этот рай уже давно не верили. Я помню, как после одного семинара по международному праву о законах и обычаях ведения войны (сейчас, насколько я знаю, такой учебной дисциплины нет), мы подошли к куратору нашей группы – преподавателю международного права. Он был для нас выше чем авторитет, потому что после войны 20 лет отсидел в тюрьме одной из стран за то, что сумел раздобыть для СССР новые натовские разработки в области бронетанковой техники, но затем был обменян и стал, пожалуй, единственным в стране международником узкой специальности.

Помню его глубокий и изучающий взгляд из-под роговых очков, неторопливый голос. Он нам сказал тогда: «Ребята, оставьте это идеологам, у вас хорошо получается в области криминалистики, вот и займитесь этим».

А когда я стал военным следователем, повседневная практика окончательно подтвердила закрытые разработки криминологии и социологии.

- А что же с утратой духа здорового карьеризма?

- А знаете такое состояние души, при котором в конце 80-х и начале 90-х годов XX века тебе всего 33, ты - заместитель прокурора самой большой в Сибири военной прокуратуры, в порядке надзора отвечаешь за качество военной продукции, у тебя в подчинении более тридцати классных специалистов, но ни ты, ни они не в состоянии прокормить семью и ты не знаешь кому служить, поскольку кому ты присягал - тебя предали?

- Перестройка же началась?

- Ну да, перестройка… Помню купил первый цветной телевизор «Горизонт», а он не работает. Жить стали хуже, но появилось столько ранее запретной информации, что народ от нее просто шалел. С самого утра люди собирались у киосков «Союзпечати» за очередным жареным фактом из журнала «Огонёк». Позднее, уже при Ельцине, продукты по талонам продавали для тех, у кого еще оставались хоть какие-то деньги, чуть ли не на каждой улице стояли ящики с низкокачественным спиртом «Royal», который сгубил тысячи жизней. Пошли с женой на Центральный рынок, обменяли ваучеры и дочке сапожки купили – в школу не в чем было ходить. Такие времена были.

- А как же Вы стали адвокатом?

- Если я скажу, что мечтал стать адвокатом, то это будет больше чем неправда. Из военной прокуратуры я ушел в банк оборонной промышленности, но он лопнул. Тогда, в начале 90-х, это было обычным явлением. Именно мои недавние процессуальные противники – адвокаты, привели меня в президиум Новосибирской областной коллегии адвокатов, где как раз проходило очередное заседание. Председатель Василий Тимофеевич Илларионов и его заместитель Владимир Петрович Хромов спросили адвокатов, как я вел себя с ними, будучи прокурором. Помню, как корифей адвокатуры Доленко Николай Петрович отозвался очень хорошо обо мне, другие поддержали. Потом говорили, что это был единственный случай в истории новосибирской адвокатуры, когда прокурора привели с улицы и тут же произвели его в адвокаты.

- Раньше не раз приходилось слышать, что в прокуратуре Вы были доступны для адвокатов?

- Точно не помню, давно это уже было. Но навсегда в память врезался один случай, когда адвокат помог избежать незаконного обвинения и последующего судебного оправдания. Не секрет, что в практике прокурорского надзора далеко не всегда дела тщательно изучаются перед направлением в суд. Я даже уже утвердил обвинительное заключение, когда ко мне пришел адвокат и попросил перепроверить его обоснованность. И он оказался прав! Вмененная завскладу в вину недостача образовалась не в период исполнения им своих обязанностей. Тот случай я всегда приводил в качестве примера на занятиях со следователями.

- А правда ли, что Вы участвовали в расследовании дела ГКЧП?

- Мое мемуарное время еще не наступило. У меня есть свой личный архив, иногда я показываю кое-что своему сыну – тоже бывшему следователю, ныне адвокату – не понимает. Он ведь представитель совсем другого поколения. Это заставляет задумываться. А что касается ГКЧП, так у этого события и без меня до сих пор много свидетелей. Болтают и болтают. Слышал публичные заявления одного областного деятеля, что в августе 91-го в пригороде Новосибирска уже наготове стояли танки, хотя на самом деле ни один танк тогда даже не заводился и из парка не выходил.

В 93-м, когда я ушел из прокуратуры, была телеграмма, предписывающая вместе с военной контрразведкой смотреть на избирательных участках, чтобы не голосовали против Ельцина и за коммунистов. Пришел ко мне начальник контрразведки и спрашивает, что, мол, делать будем? А мы и поговорить нормально не можем, друг другу не доверяем. Я отказался идти на избирательный участок, он вроде тоже мялся, но потом все-таки заложил меня в Москву.

- Вы были заведующим специализированной юридической консультацией по правовому обслуживанию органов военной юстиции и особо режимных объектов. Чем-то запомнился Вам этот первый опыт руководства адвокатурой?

- Что толку сейчас об этом говорить? Нужно знать и понимать ту обстановку в стране и адвокатуре. Что касается исключительно адвокатуры, то это было, пожалуй, самое сложное время в ее истории. Тогдашний руководитель новосибирской адвокатуры Хромов Владимир Петрович на уровне интуиции понял, что будущее за молодой и как тогда называлось, хозрасчетной адвокатурой. Это сейчас трудно представить, а тогда коллеги не понимали нас, как так мы сами себя содержим, не просим средств из президиума и первый компьютер появился именно у нас. Кстати, среди нас были и Первая юридическая фирма Нины Пермяковой, ЮВЭД Марии Мешковой и юрконсультация Вадима Стасюлиса.

- Говорят, что Вы первый защищали адвоката в уголовном деле?

- Это неправда, вовсе не первый. В 90-х был настоящий хаос не только в экономической или общественной, но и в юридической жизни. Председатель областного суда Владимир Павлович Литвинский пришел на наше общее собрание и призывал адвокатов идти в судьи, так как не хватало специалистов. Однако, многие из наших не смогли решиться и надеть мантию. Повсеместно юридические консультации стали выселять из зданий судов, одного адвоката подвергли административному аресту за опоздание в судебное заседание, нескольких убили.

А что касается защиты адвоката, то это действительно было. Известному в Новосибирске адвокату, защищавшему задержанных сотрудниками РУБОП, сочинили дело о подстрекательстве свидетелей к даче заведомо ложных показаний. Областная прокуратура обвинительное заключение утвердила одним махом. Таким образом, шёл процесс над законностью деятельности адвокатуры, по сути - над самой адвокатурой. У меня, как сейчас говорит молодежь, «крышу срывало». Как так: судят адвоката за добросовестное выполнение его профессиональных обязанностей? Он находил свидетелей, опрашивал их, представлял следователю свои материалы, но полученные объяснения отвергали, признавали ложными, а затем на адвоката возбудили дело.

Сегодня люди, причастные к судебному произволу в отношении этого адвоката, все еще при власти. Но из архивов эти безобразия все-таки вылезут со временем. Тогда же это дело закончилось полным торжеством справедливости и коллега был оправдан. С ним были оправданы и принципы деятельности адвокатуры. Но тот адвокат постепенно сбавил обороты принципиальности и вскоре совсем прекратил статус адвоката. А очень жаль, классный был специалист.

- По Вашему мнению, Вы состоялись как адвокат?

- Думаю, что я еще не полностью раскрыл свой потенциал. Только вот все труднее становится понимать практику и концепции развития правовой сферы и судопроизводства. Мы все дальше отодвигаемся от цивилизованного правосудия.

А что касается ответа на Ваш вопрос о моих результатах? Остались разные дела, живы многие подзащитные, с некоторыми поддерживаю добрые отношения и сейчас. У них все хорошо. Наверное, этот вопрос к ним. От себя скажу одно – у меня были достойные и благодарные клиенты.

- Давайте поговорим о современной адвокатуре. Какие проблемы Вы видите?

- Да помилуй Бог! О чем Вы говорите! Я все время спорю со своим отцом: он говорит о том, что это он представитель обманутого поколения, а я говорю о себе. К несчастью – мы оба правы, он всю жизнь проработал на шахте, заработал силикоз и четыре ордена, которые хранит для внуков. Один раз съездил в Карловы Вары и привез оттуда люстру.

Я считаю себя классическим юристом. Теория разделения властей, всеобщая справедливость, верховенство права и теория доказательств. Сейчас, пожалуй, никто в ВУЗах не обращает должного внимания на историю политических и правовых учений, особенно средневекового периода. А знаете ли Вы, что впервые народовластие появилось, вовсе не в цивилизованной Европе, а в Новгороде? В ВУЗе нас этому учили и, несмотря на идеологические догмы, со второй половины 70-х такие идеи стали медленно внедряться в практику. Помню, бывало, ночами не спал, готовя дело для ознакомления адвокату… Нужно было все перелистать, перечитать, подшить, пронумеровать. Потому что роль адвоката для меня была понятна, я его уважал как полноправного участника судопроизводства и, возможно, моего оппонента в будущем процессе.

Сейчас юридическая культура, правосознание «правоприменителей» соответствует практике, отвергающей верховенство над ней теории. Ну и пусть в законе так прописано, а у нас сложилась такая практика… А роль адвоката – подписать, место – у решетки, влияние – сказать мало и быстро.

- Это и есть Ваше понимание современной адвокатуры?

- Да нет, нет. Это скорее о том, что сегодня сложилась крайне опасная ситуация как в общей правовой сфере, так и в правоприменении, и предполагаю, что Кремлю пока не до этого. В этих условиях фигура адвоката действует просто раздражающе. Даже не сам адвокат становится порой неугоден. Главное то, что он говорит о конституционных правах российского гражданина, общечеловеческих ценностях, правах человека, к которым пришла современная цивилизация. Через адвоката озвучивается, что в этих вопросах Россия откатилась назад.

Но это уже отдельная тема. Как-то в Вестнике адвокатской палаты была опубликована моя статья под названием «История применения лишения свободы в России». Там можно найти некоторые ответы по обсуждаемому вопросу.

- Так получается, что сегодня фигура адвоката в процессе почти бесполезна?

- Потенциал современной адвокатуры огромен и он оказывает большое влияние на становление справедливости. В качестве примера раскрою твой профессиональный секрет, извини, следил за этим делом. Один пьяный банкир изувечил охранника, сделал его инвалидом и отделался легким испугом. Только в результате принципиальности, смелости и профессиональных действий представителя потерпевшего на протяжении нескольких месяцев «вдруг» обнаружилось, что последствия-то наступили тяжкие. И правоприменители словно прозрели.

Знаю массу и других историй из адвокатских дел. Например, как наш адвокат противостоял квартирным мошенникам в Москве, к ним почему-то с повышенным вниманием относились чиновники, но адвокат право собственности новосибирца отстоял.

Однако, к большому сожалению, потенциал адвокатуры государством сегодня в полной мере не используется. Иногда, он ему просто не нужен. А что еще бывает хуже – так он ему, или его представителям, попросту мешает. Вот о чем нужно сегодня помнить и размышлять …

Что же теперь нам делать?

Надо просто честно выполнять свой долг. Не можешь – уходи, не хочешь – тогда извини. И потом уже кто-то сказал из известных адвокатов: «Адвокатура – это состояние души». Но одного такого состояния сегодня мало. Еще раз скажу, что потенциал новосибирской адвокатуры пока не оценен, это только предстоит сделать.

- Извините, но Вы уклоняетесь от ответа на поставленный ранее вопрос. Все-таки какие проблемы адвокатуры Вы видите?

- Ну вот, Коля, мы и договорились. Ты меня пытаешь, как настоящий журналист, хотя представляешь нашу пресс-службу. Ну ладно, сам-то ты, как бывший судья и толковый адвокат, что думаешь по этому вопросу?

- Профессионализм среди адвокатов, соблюдение закона в процессе предварительного расследования, состязательность в суде и равенство перед законом – вот те проблемы, которые, по мнению адвокатов и по откликам граждан, поступающим на почту нашей пресс-службы, беспокоят людей.

- Вот и ответ на твой вопрос. Сегодня задача дня: качество, качество и еще раз качество юридической помощи. Нужно поднять уровень профессионализма адвокатской деятельности. Для этого следует улучшить качество профессиональной подготовки. А для этого необходимо учиться. Сегодня нельзя быть хорошим специалистом только на старом багаже или по компьютеру. Это понятно. Однако, очевидно и то, что нужно создать не формально, а фактически высококвалифицированную систему профессиональной подготовки. Адвокатура третьего города в стране должна не только создать свою школу, но и обязана стать одной из ведущих!

Ну, и конечно, нужно изжить в Новосибирске позорное явление «карманных адвокатов». С этим мы опоздали лет этак на семь. Я прекрасно владею ситуацией не только в адвокатуре, но и во всей правовой сфере. Я даже знаю, что меня прозвали за глаза комиссар Каттани. Современная молодежь не знает такого героя. Кстати, когда я был на Сицилии, то убедился, что там никто не видел фильма о борьбе честного комиссара Каттани с сицилийской мафией, руководимой адвокатом Терразини.

Так вот. Явление «карманных адвокатов» – самое позорное явление, которое могло возникнуть в истории адвокатуры. Если бы мы только могли вызвать дух Цицерона, Цезаря, Робеспьера, Плевако и других, то убедились бы в крайнем осуждении наших коллег за предательство общественного долга! И убедились бы в том, что те даже не понимают, о чем идет речь!

Без высоких слов. Ситуация разъедает устои адвокатуры и какие-либо дискуссии на эту тему лично для меня здесь неуместны. Да, недавно эти темы стали постоянно появляться в центральных СМИ, публично на Совете при Президенте России говорили об этом.

Есть в этом и чисто финансовый аспект. Как известно, индексация ставок оплаты по назначению в настоящее время приостановлена. Официальные доводы Правительства – одни, а в Минюсте говорят – вы сначала наведите у себя порядок, за «халяву» государство больше платить не будет.

Адвокаты, кто был в помещении апелляционной инстанции, помнят мой недавний визит в областной суд. Меня привели в адвокатскую комнату, где в ожидании дел сидели молодые и красивые девушки, от которых у меня сначала даже захватило дух. Но, оказалось, что они ждали не героя, а как персонажи известного произведения классиков, ждали своего часа, чтобы поесть квашеной капусты из общей бочки дома престарелых, который великий комбинатор назвал принадлежащим к эпохе доисторического материализма!

Девушек я запомнил, не всех, но это дело наживное. Но, увы, не романтическое свидание намечается…

- Адвокатов беспокоят перспективы…

- А каких адвокатов, позволю себе уточнить? Если нормальных, то им не только не стоит беспокоиться, но и наоборот, я их призываю к активизации. Сегодня в совете и квалификационной комиссии создалась обстановка, отвечающая требованиям законодательства об адвокатской деятельности и корпоративной этики. Мы не единожды защитили права адвокатов, сформулировали ряд разъяснений, но и спросили кое с кого. Вместе с тем, мы нуждаемся в новых идеях, инициативах, предложениях.

Оним из важнейших событий я считаю проведенное чествование ветеранов новосибирской адвокатуры. К сожалению, всех, кого бы хотели увидеть, не удалось. Мы просто по-человечески отдали им дань своего уважения за их многолетний тяжелый труд на благо общества.

Посмотрите, сколько новых фамилий появилось в органах адвокатской палаты, сколько структур появилось? Это привлечение квалифицированных кадров, это совершенствование кадров, это развитие самоуправления, это развитие структуры адвокатуры! Замечательно, что у нас образована методическая комиссия, такие существуют только в двух-трех субъектах, я надеюсь, что она окажет существенное влияние не только на адвокатскую практику, но результаты ее работы будут учитываться и в других правовых сферах. Уже сейчас она занята важнейшей работой: разработкой методических рекомендаций по заключению соглашений – одним из сложнейших вопросов адвокатуры. Полагаю, новосибирским адвокатам вскоре будут предложены и разные формы соглашений.

Впервые образована пресс-служба адвокатской палаты, ею заведен собственный аккаунт в информационной сети Twitter, адвокаты получают актуальную информацию, обмениваются мнениями, за которыми следит и Федеральная палата адвокатов России.

У нас начала налаживаться работа с подготовкой кадров, впервые создана комиссия для приема стажировки, для стажеров адвокатов подготовлены программа и четкие условия, при следовании которым они могут быть рекомендованы к сдаче квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката. Это очень важный вопрос – мы берем подготовку своей смены в свои руки.

Наконец, мы изменили порядок сдачи квалификационного экзамена, теперь претенденты в обязательном порядке проходят тестирование. Эта мера повысит уровень квалификации претендентов и поставит препоны случайно забредшим, включая использование различных лазеек.

И обратите внимание – везде появились новые, ранее не фигурирующие адвокаты, которые на сегодня квалифицированно и с интересом занимаются поручениями.

И наконец. Чтобы успешно действовать и дальше, нужно было свои локальные документы привести в строгое соответствие с законодательством и решениями ФПА. Поэтому пришлось проделать большую работу по разработке нового порядка изготовления и хранения ордеров, регламента адвокатских образований, порядка участия адвокатов в государственной системе бесплатной юридической помощи. Были подготовлены регламенты и отныне стали четки и поняты условия работы совета, квалификационной и ревизионной комиссий.

Для удобства адвокатов и установления прочного взаимодействия, впервые в истории в адвокатской палате введена система электронного документооборота. Изменился и официальный сайт палаты, отныне он стал официальным источником информирования адвокатов.

Я знаю, что некоторые коллегии адвокатов наконец-то решились оформить свои официальные сайты. Возникает тема активного участия адвокатов в блогосфере.

У нас есть еще ряд идей, связанных с расширением самоуправления и направленных на повышение престижа адвокатуры. Мы их реализуем обязательно.

А что касается сомневающихся адвокатов… Ну что ж… Ничего нового в этом нет. Есть старая российская традиция, которая всегда нам оказывает медвежью услугу: или ввязаться в борьбу или отойти и посмотреть, чем борьба закончится. В 1917 году следование этой нехорошей традиции в России привело к известным результатам, которые мы переживаем до сих пор.

 

Пресс-служба Адвокатской палаты
Новосибирской области