630091, Новосибирск, Красный проспект 82, офис 45
(383)217-36-14, тел/факс (383) 221-06-20

Адвокатская палата
Новосибирской области

Среда, 12 августа 2020
Вы находитесь: Блоги Андрей Жуков

Андрей Жуков

Исторический очерк о мифах и реальностях адвокатских гонораров

В настоящем очерке делается попытка путем исторического исследования развития адвокатуры в советский период в вопросах оплаты труда адвокатов понять причины стойкого и упорного нежелания в современной России создавать эффективный институт профессиональной юридической помощи, направленный на обеспечение неукоснительного соблюдения прав населения.

Оплата юридической помощи во все периоды развития советского государства неизменно беспокоила власть. Начиная с 1922 года, то есть с момента создания нового государственного механизма, велась широкая дискуссия об идеологических, экономических, социальных и моральных аспектах адвокатских гонораров. Сначала яростное сопротивление большевиков вызывала сама возможность получать с трудящихся «нетрудовые доходы». Когда же пришлось признать невозможность отправления правосудия без защиты, встал вопрос об опасности создания предпосылок для возрождения «частно-собственнической» психологии, присущей капитализму.

На IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции, обсуждавшей возможность создания государственной адвокатуры, противники этого приводили простой и жизненный довод:«Нельзя переделать людей, нельзя заставить подсудимого не платить своему защитнику за то, чтобы тот его лучше защищал».

Последующие нападки на принципы деятельности адвокатуры по этому вопросу были связаны с запретами того положения, при котором оплата труда адвокатов могла быть выше оплаты судей, прокуроров и следователей. Мотивы таких нападок были все те же – государственная идеология в сфере юстиции не видела достойного места адвокатуре, как в системе правоохранительных органов, так и в общественном устройстве СССР. Это напрямую было связано с общей обстановкой соблюдения прав населения, а следовательно, противодействием тем общественным институтам, которые их защищали.

Именно по этим причинам, даже когда были определены такие принципы деятельности адвокатуры, как самофинансирование и самоуправление, государство установило тотальный контроль и за поступлением финансовых средств адвокатам. По сути, именно государственное вмешательство в эту сферу адвокатской деятельности породило проблемы оплаты труда адвокатов, которые сохранялись весь период существования СССР с единой системой плановой экономики.

В более поздние этапы развития советского государства вопросы оплаты юридической помощи были связаны с государственным регулированием по мотиву обеспечения ее доступности для широких слоев трудящихся. Интересы адвокатов в том, чтобы оплата оказанной юридической помощи соответствовала количеству и качеству затраченного ими труда и выплачивалась таким образом, который не унижал бы их достоинства, государство не учитывало.

С 1939 года размер гонорара стал полностью зависеть от таксы, которая определялась государством. В последние годы СССР такса изменялась в 1977 и 1986 годах, и по-прежнему предусматривала низкие ставки оплаты юридической помощи. По указанной причине адвокатам приходилось увеличивать количество проводимых дел, что порой отрицательно отражалось на качестве их работы.

Такое государственное регулирование создавало проблемы для адвокатской деятельности, которые коллегии адвокатов пытались решать собственными силами. В 50-е – 60-е годы коллегии адвокатов пытались применять различные системы оплаты труда с тем, чтобы гарантировать адвокатам минимальный месячный заработок или по требованию советско-партийных органов пресечь стремление адвокатов к высокому заработку. Однако все эти системы имели значительные недостатки, поскольку должны были учитывать инструктивные положения государства, устанавливающие порядок оплаты юридической помощи. К примеру, в 1966 году была утверждена очередная Инструкция о порядке оплаты юридической помощи населению, предприятиям, организациям, учреждениям, совхозам и колхозам, которая значительно расширила обязательный объем бесплатной юридической помощи, удешевила стоимость выполнения поручений по «несложным» делам. В 1967-68 годах объем бесплатной помощи в Новосибирской области составлял 63%.

Следуя принципам советской экономики, коллегиям адвокатов навязывали и плановое определение среднего заработка, по которому все заработанное адвокатом сверх плана выплачивалось тому адвокату, который запланированного заработка не имел. Были и предложения считать оплату труда адвокатов общим доходом юридической консультации, из которой назначать заработок каждому адвокату в зависимости от квалификации, стажа работы, возраста и пр.

Все эти этапы проходила и новосибирская адвокатура. В связи с принятием новой инструкции о порядке оплаты юридической помощи в 1966 году Новосибирская областная коллегия адвокатов вынуждена была пересматривать всю сложившуюся систему оплаты труда адвокатов по назначению судебно-следственных органов. В решении коллегии отмечалось: «Существующий у нас порядок нельзя признать совершенным, поскольку он не предусматривает получение адвокатами вознаграждения за участие по назначению в процессах без выезда длившихся менее трех дней».

Оплата труда адвокатов по назначению была еще одной проблемой адвокатского заработка. Существующая система взысканий оплаты труда с осужденного по исполнительному листу, выданному на основании судебного определения, была громоздкой и порой даже не обеспечивала элементарные жизненные потребности адвокатов. Коллегии адвокатов вынуждены были из своих средств на 60% или 80% финансировать эту работу, а в последующем восстанавливать выплаченные средства, «выбивая» их по исполнительным листам. В 1966 году президиум Новосибирской областной коллегии адвокатов выплатил адвокатам из фонда коллегии 39 тыс. руб., а получил по исполнительным листам только 35 тыс. руб.

По существующему порядку для выдачи исполнительного листа о взыскании гонорара суд должен был вынести определение, в котором указывался размер оплаты труда. На практике нередки были случаи, когда суды занижали размер удержаний, определяя его без учета полностью проделанной адвокатом работы. Причиной этому иногда были личные неприязненные отношения между адвокатами и судьями, неуважение труда адвокатов или результат за принципиальную защиту. Заведующая юридической консультацией г. Куйбышева Г.Я. Волкова (в последующем – Ленкова) на общем собрании членов коллегии вынуждена была обратиться к начальнику отдела юстиции за помощью: «У нас все хорошо, но существует проблема – судьи неправильно толкуют новую инструкцию об оплате труда. Они категорически отказываются присуждать гонорар за ознакомление с делом в суде и постоянно необоснованно снижают размеры гонорара за участие адвокатов на предварительном следствии и в суде, хотя к взысканию гонорара мы подходим объективно. Президиум и отдел юстиции проверяли нашу гонорарную практику, признав ее справедливой».

В 1967 году, чтобы как-то сводить концы с концами, общее собрание членов Новосибирской областной коллегии адвокатов решило: «с тем, чтобы юридические консультации были более заинтересованы в исполнении сметы доходной части, установить в текущем году такой порядок, при котором при выполнении плановых заданий каждой консультацией 20% отчислений от валовых поступлений сверх плана поступают не в президиум коллегии, а на нужды самой юридической консультации».Однако такие изменения не носили принципиального характера, а были поисками возможностей соблюдать элементарный баланс расходов с доходами.

Коллегиям адвокатов не раз приходилось «латать дыры» от такой государственной политики. В 1968 году Новосибирская бластная коллегия адвокатов вынуждена была установить: «оплату труда адвокатов в порядке ст. 49 УПК РСФСР в случаях, когда взыскание вознаграждения невозможно (прекращение дела, вынесение оправдательного приговора и пр.), производить за счет средств президиума из расчета 50% от оплаты, причитающейся за ведение дел согласно Инструкции 1966 г. Оплату при отложении дела слушанием, а равно при направлении дела на доследование производить за счет средств президиума из расчета 5 руб. в день за фактически затраченное время в судебном заседании…».

Получалось, что исходя из такого финансового обеспечения труда адвокатов, результатом которого являлся благоприятный исход дела для доверителя, защитник не должен быть заинтересован в наступлении положительного результата, поскольку получил бы больше, если судебный процесс длился длительное время или его подзащитный был осужден. По своему содержанию такой подход был экономическим давлением на принципиальную защиту, хотя тем самым такое воздействие негативно отражалось на состоянии защищенности граждан.

С 60-х годов в практику новосибирской адвокатуры входит выполнение государственных установок на ограничение максимальной оплаты труда. В 1968 году на общем собрании членов Новосибирской коллегии адвокат Н.П. Доленко обращал внимание на то, что такое ограничение в заработке не соответствует ст. 44 Положения об адвокатуре РСФСР и противоречит материальной заинтересованности адвоката в результатах исполнения поручения. Президиум коллегии также указывал в докладе: «Введение ограничений в зарплате дало как положительные, так и отрицательные результаты. Положительные в том, что сдерживалась погоня за высокими заработками, выравнивалась зарплата большинства адвокатов и исчезли большие разрывы в зарплате. Отрицательные – образовалась тенденция уравниловки в зарплате, не стало стимула вести дела по соглашениям, появились отказы принимать поручения на ведение дел, отказы выезжать в командировки и выполнять другую оплачиваемую работу, не желая превышать валовое поступление сверх «потолка».

Превышение установленного максимума гонорара влекло удержания 60% с сумм, превышающих этот самый «потолок». Как следствие, к 1969 году в Новосибирской областной коллегии адвокатов произошло заметное снижение поступлений средств по выполнению соглашений с гражданами и юридическими лицами. Это было несправедливо и безнравственно не только для адвокатов, но и для людей, которые ожидали профессиональной юридической помощи при тяжелой жизненной ситуации и вправе были ее получить, если само государство как гарант соблюдения основных прав и свобод граждан не могло их обеспечить. Пока же адвокатура продолжала находиться в такой неблагополучной обстановке, выходя из нее только за счет большого объема посещаемости населения.

В конце 1971 года такая ситуация немного улучшилась, что было обусловлено принятием постановления Госкомтруда СССР и ВЦСПС «О размерах районных коэффициентов к заработной плате рабочих и служащих предприятий, организаций и учреждений, расположенных в районах Западной Сибири, для которых эти коэффициенты в настоящее время не установлены». В Новосибирской области реализация этого постановления дала основание увеличить размер оплаты труда адвокатов на 15% как при выполнении поручений по соглашениям, так и по назначению судебных органов.

Новосибирская областная коллегия адвокатов одновременно, чтобы еще более поднять заработок адвокатов, приняла решение уменьшить размер отчислений с гонораров в общий фонд коллегии. В результате средний заработок адвокатов Новосибирской области возрос до 243 руб. (190 руб. по РСФСР). Это увеличение сразу же вызвало раздражение во властных структурах, потому что в то время среднемесячная заработная плата в экономике области составляла 132 руб. На то обстоятельство, что прежде чем получить оплату по делу, адвокат работал по нему не один месяц, внимания не обращалось. Также не учитывалось, что в следующие месяцы адвокат мог не получить оплаты своего труда. Ему не оплачивалось и время нахождения в отпуске.

В последующем на общем собрании членов коллегии начальник отдела адвокатуры Минюста РСФСР В.П. Антонов, обращая внимание на рост заработка у адвокатов, потребовал значительного увеличения объема бесплатной юридической помощи и большего участия в общественно-массовой работе. Он говорил: «При сдельной оплате труда в адвокатуре существует стремление иметь заработок в соответствии с количеством и качеством затраченного труда. Когда это делается в меру, без ущерба для своего общественного положения, понятно, но когда заработок становится культом, то люди тогда теряют управление над собой и все подчинено погоне за заработком. Некоторые из них на этой почве падают и нравственно».

В 1973-74 годах адвокаты области выполнили на 33,5 тыс. поручений больше, чем за два предыдущих года. Однако полученных средств не хватило на оплату труда адвокатов, выполненного по назначению суда и профессиональную подготовку, поскольку произошло увеличение арендных платежей служебных помещений юридических консультаций и значительное сокращение правового обслуживания совхозов и колхозов.

25 апреля 1975 года Минюстом СССР было утверждено и согласовано с Госкомитетом Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы, ВЦСПС и Министерством финансов СССР Положение об оплате труда адвокатов. Отныне Положением устанавливалось, что на оплату труда адвокатов расходуется до 80% денежных средств, фактически поступивших в юридическую консультацию за оказанную правовую помощь. Размеры отчислений на оплату труда адвокатов и в фонд коллегии оставались прерогативой общих собраний членов коллегий адвокатов.

Однако определялось, что месячный заработок не может превышать: в городах Москве и Ленинграде, Московской и Ленинградской областях – 220 рублей, в столицах союзных и автономных республик, краевых и областных центрах – 200 рублей, в других населенных пунктах – 180 рублей. С учетом объема работы, ее сложности и финансового состояния коллегии указанные размеры заработка могут повышаться, но не более чем на 50%.

В районах, где к заработной плате работников органов юстиции применялись районные коэффициенты, максимальные размеры месячного заработка адвокатов увеличивались на размер районного коэффициента.

Исчисление максимального заработка отныне производилось с нарастающим итогом в течение года. В тех случаях, когда по независящим от адвоката причинам, его заработок не достигал 95 рублей в месяц, президиум коллегии адвокатов был обязан производить доплату до указанного размера.

Одновременно устанавливался размер оплаты времени прохождения стажировки, который не должен быть ниже 95 рублей.

Оплата труда аппарата президиума коллегии адвокатов и юридических консультаций производилась по должностным окладам, устанавливаемым общим собранием членов коллегии применительно к должностным окладам, предусмотренным по аналогичным должностям работников судебных органов. Должностной оклад председателя президиума коллегии адвокатов устанавливался в размере оклада председателя областного суда, отнесенного по оплате труда к первой группе. Председателю президиума коллегии и его заместителю разрешалось заниматься адвокатской практикой, однако, при этом общий заработок председателя президиума все равно не мог превышать должностной оклад председателя областного суда, а заместителя председателя президиума – максимального размера заработка, установленного для адвокатов.

Положение устанавливало порядок оплаты труда заведующих юридическими консультациями. Там, где юридические консультации состояли из четырех адвокатов, заведующие выполняли свои обязанности без оплаты. Для заведующих юридическими консультациями, в которых работало более четырех адвокатов, допускалась возможность решениями общего собрания членов коллегии устанавливать должностной оклад в размере, не превышающем максимального оклада народного судьи.

В июне 1975 года отдел юстиции, озабоченный размером адвокатских гонораров, предложил ввести почасовую оплату труда, однако, председатель президиума П.А. Воскобойников и заместитель Б.П. Федоров отстояли относительную свободу адвокатов в этом вопросе.

И, тем не менее, острота этого вопроса дошла до того, что порой президиум вынужден был поступать крайне жестко при малейших отступлениях от установленного порядка оплаты труда. Так, 26 сентября 1975 г. адвокат С. осуществляла защиту двух сестер, обвиняемых по ч. 1 ст. 112 УК РСФСР. Дело слушанием было отложено, поскольку потерпевшей была назначена повторная судебно-медицинская экспертиза. Адвокат С. в конце месяца включила остаток гонорара в сумме 20 руб. в финансовый отчет, указав об окончании производства по делу. В том же месяце президиум расценил эти действия адвоката как тягчайший дисциплинарный проступок и склонен был исключить адвоката из членов коллегии. Адвокат С. взмолилась: «Оставьте меня, пожалуйста, в коллегии. Исключение для меня смерти подобно. Десять лет назад, прежде чем прийти в коллегию, я обошла все организации города, устраиваясь на работу, и меня нигде не брали. Я клянусь детьми своими, что больше такого не будет. Мне страшно стыдно смотреть людям в глаза. Страшно и за детей, если меня исключат, они попадут в детский дом, я не смогу жить. До такого отчаяния, как сейчас, я никогда не доходила». Адвокату С. был объявлен строгий выговор.

Согласно Положению об оплате труда адвокатов 1975 года средний заработок адвокатов для назначения пенсий и пособий по государственному социальному страхованию, выплаты за время нахождения в командировке и на учебе, а также в других случаях, определялся применительно к правилам, установленным действующим законодательством.

В это же время объем бесплатной юридической помощи в Новосибирской области постоянно увеличивался. Значительное время адвокаты тратили на пропаганду советских законов, которая не оплачивалось. В 1977 году только юридической консультацией Центрального района г. Новосибирска было прочитано 42 лекции в домах культуры жиркомбината и им. Дзержинского, 29 лекций в университете экономики производства при райкоме партии. Адвокаты Т.И. Блохина, А.А. Портянов, С.П. Савченко, Л.Г. Тимофеева, А.Н. Троян и В.Г. Тутубалин, участвуя в работе агитпоездов обкома КПСС, прочитали 233 лекции для сельских жителей.

В 1977-78 годах объем бесплатной работы уже составлял 80% в объеме всей работы, проделанной адвокатами. Адвокат А.И. Аханова А.И. бесплатно проконсультировала 400 человек, адвокат Г.Д. Магда – 450, адвокат В.Г. Миронов – 500.

В 1976 году под давлением партийно-советских органов в коллегии было принято решение о расширении объема бесплатного проведения гражданских дел. Адвокат В.Н. Шимов в следующем году составил 300 исковых заявлений и провел 41 гражданское дело в судах. Экономический эффект от работы адвокатов в народном хозяйстве составил 8,4 млн. рублей, но президиум по-прежнему не мог решить проблему приобретения нормального помещения для юридической консультации Октябрьского района г. Новосибирска, 20 адвокатов которой уже 16 лет продолжали работать в одной комнате площадью 20 кв. метров.

В 1977 году была принята новая Инструкция об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям, в связи с чем коллегии адвокатов вновь были вынуждены перестраивать свою финансовую деятельность и перекраивать бюджеты.

С этого года в Новосибирской областной коллегии адвокатов был установлен размер отчислений каждым адвокатом в фонд коллегии 27%, из которых производилась оплата труда адвокатов, выполненного бесплатно или по назначению судебных органов, производились отпускные выплаты, премирование, обязательные платежи в государственный бюджет и во внебюджетные фонды, оплата труда аппарата президиума коллегии и заведующих юридическими консультациями, финансирование стажировок, учебных мероприятий и отвлечение адвокатов на выполнение общественных обязанностей.

Существующая система оплаты труда адвокатов, выполненного по назначению суда, из-за своей неуклюжести затрудняла восстанавливать по исполнительным листам израсходованные президиумом суммы. Уже в 1976 году президиум коллегии отмечал, что такой порядок в конечном итоге приведет к ликвидации существующей гарантированной системы оплаты труда по назначению. Удельный вес уголовных дел, проведенных адвокатами по соглашениям, снизился до 66,4%.

Выход из создавшейся ситуации виделся в увеличении численности коллегии. В 1976 году в коллегию было принято 30 человек, и к 1978 году численность коллегии составляла 280 адвокатов. В следующем году начнут применяться не популярные меры, направленные на сокращение численности адвокатов, достигших пенсионного возраста и работающих инвалидов. Активнее будут привлекаться к работе в адвокатуре молодые специалисты, численность которых в 1979 году составит 70 человек. Штат коллегии возрастет до 300 адвокатов, которые окажут юридическую помощь 140 тыс. граждан.

Вместе с этим, в Новосибирской областной коллегии адвокатов усилится и внутренний финансовый контроль в виде постоянных проверок соблюдения гонорарной практики со стороны президиума и ревизионной комиссии коллегии. К примеру, в марте 1979 года по результатам проверки ревизионной комиссии с пятнадцати адвокатов были удержаны признанные переплатами гонорара суммы в размере от 2 до 19 рублей, а у пяти адвокатов удержаны с заработной платы суммы от 12 до 23 рублей, которые превышали сверхустановленный в коллегии максимум заработка.

Под тотальный контроль попадают и заработки адвокатов, оказывающих правовую помощь предприятиям. Президиум чуть не исключил из коллегии адвоката, который, оказывая юридическую помощь добровольному пожарному обществу, получал премии. Премия ему начислялась, как и остальным работникам, за выполнение квартальных плановых заданий и предусмотренных системой оплаты труда для рабочих и служащих данного предприятия.

Финансовая дисциплина еще более ужесточается, а самостоятельность адвокатов сужается. Решением президиума № 5 от 19 июня 1979 года регистрационные карточки на платные юридические консультации не принимаются к оплате без виз руководителей бригад дежурных адвокатов. При направлении кассационных жалоб на приговоры и решения судов адвокатам запрещается просить вышестоящие суды уведомлять их о дате кассационных заседаний, если не заключено соглашение на ведение дела в суде второй инстанции.

По результатам проверки гонорарной практики 7 июля 1981 года президиум запретил заведующим юридическими консультациями принимать к оплате не полностью заполненные регистрационные карточки, указав, что они «не только договор между юридической консультацией и клиентом, но и наряд на исполнение адвокатом конкретного рабочего задания». Этим же решением президиум коллегии адвокатов запретил принимать в юридических консультациях оплату по частям и при частичном исполнении поручения списывать весь принятый гонорар по соглашениям.

Заведующие юридическими консультациями теперь должны были при принятии окончательного решения о размере вознаграждения адвокату за выполненную работу указывать в регистрационной карточке статью инструкции об оплате юридической помощи, которой они руководствовались, а при назначении оплаты в повышенном размере - требовать от адвоката полного обоснования сложности, а в отдельных случаях и особой сложности проводимых дел, лично знакомиться с сущностью и объемом предстоящей защиты по рабочим производствам или судебным делам. Одновременно адвокатам запрещалась передача друг другу дел, хотя и с согласия доверителей, однако, без ведома заведующих юридическими консультациями.

В 1982 году адвокатские гонорары все сильнее беспокоят партийно-советских идеологов, в связи с чем появляются новые формы финансового контроля. Приказом ЦСУ СССР от 15 декабря 1982 года № 661 вводится новая форма ежемесячной отчетности - 1т(срочная) «Выполнение плана по фонду заработной платы работников» и для всех адвокатов Новосибирской области вводится порядок и сроки сдачи финансовых отчетов. Президиумом устанавливаются сроки предъявления к оплате исполнительных листов при выполнении поручений судебно-следственных органов, за несоблюдение которых президиум мог отказать адвокату в оплате за оказанную юридическую помощь.

Начинается и непосредственное вмешательство в финансовые отношения адвоката и доверителя. Президиум и ревизионная комиссия коллегии получают право давать оценку соразмерности оплаты, произведенной доверителем, объему работы, проделанной адвокатом. Критериев этому не было, и такая соразмерность определялась сложившейся гонорарной практикой, которая должны была учитывать идеологические установки по снижению оплаты труда «в целях обеспечения доступности юридической помощи и недопущения погони за высокими заработками, как порождающими частнособственническую психологию».

Это привело к тому, что некоторые адвокаты стали указывать в регистрационных карточках больший объем работы, чем проделанный ими, а президиум, ревизионная комиссия и некоторые заведующие юридическими консультациями – выявлять эти случаи. Как следствие, начинается целая череда дисциплинарных дел, возбужденных против адвокатов. В 1982-83 годах президиум привлек к дисциплинарной ответственности несколько адвокатов даже при том, что доверители не имели материальных претензий к адвокатам и вернул им «переплаченные» суммы. Три адвоката были исключены из членов коллегии, а на 20 адвокатов наложены различные дисциплинарные взыскания.

1 августа 1983 года в Положение об оплате труда адвокатов и Инструкцию об оплате юридической помощи вносятся новые изменения, и органы юстиции начинают активнее вмешиваться в финансовую деятельность коллегий. Выявляются новые «нарушения» в правильном взимании гонорара, упущения в контроле за соблюдением установленного максимального размера заработка адвокатов и в надлежащем оформлении получения денежных средств от населения. Для облегчения такого контроля за размером оплаты труда адвокатов Минюст запрещает вести одну регистрационную карточку на две стадии судебного процесса: осуществление защиты в ходе предварительного следствия и в судебном заседании.

6 сентября 1983 года коллегия МЮ РСФСР принимает решение «О серьезных недостатках в юридическом обслуживании населения и нарушениях установленного порядка оплаты труда в Тюменской областной коллегии адвокатов». Минюст потребовал от президиумов коллегий адвокатов при повседневной деятельности еще строже следить за соблюдением максимального заработка адвокатов, при проведении проверок юридических консультаций обязательно выяснять вопросы правильности взимания гонорара и надлежащего оформления получения денег от населения. Во исполнение этого решения президиум Новосибирской коллегии адвокатов пересмотрел размер гонораров у некоторых адвокатов и снизил размер их вознаграждения (протокол № 73 от 15 ноября 1983 г.).

Письмом заместителя министра юстиции РСФСР М.А. Шапкина № 7-269-9 от 5 ноября 1983 года «О грубых нарушениях финансово-хозяйственной деятельности в Саратовской областной коллегии адвокатов» вводятся новые требования к финансовой деятельности адвокатских образований, направленные на ужесточение контроля.

И вновь по всей территории РСФСР за адвокатами ужесточается финансовый контроль.

Не обошел он и Новосибирскую область. В частности, именно тогда президиум Новосибирской областной коллегии адвокатов инициировал дисциплинарное дело в отношении группы адвокатов юридической консультации Заельцовского района г. Новосибирска за то, что они с согласия доверителя передали поручение на оказание юридической помощи от одного адвоката к другому без разрешения заведующего юридической консультацией, с учетом материальных затруднений доверителя самовольно освободили его от оплаты вознаграждения на стадии предварительного следствия, ограничив оплату работы адвоката только в судебном заседании.

Под подозрение попала и бескорыстная помощь по гражданскому делу, оказанная одним авторитетным адвокатом юридической консультации Дзержинского района г. Новосибирска, поскольку по инструкции такой вид юридической помощи к бесплатно оказываемой не относился и президиум или заведующий ЮК решения об этом не принимали.

В сентябре 1983 года президиум Новосибирской областной коллегии адвокатов посчитал «неубедительным» взимание гонорара в повышенном размере по нескольким делам в юридической консультации Кировского района г. Новосибирска, снизив вознаграждение адвокатам на 10-12 рублей.

Два рубля было удержано с адвоката юридической консультации Искитимского района Новосибирской области за составление искового заявления об установлении факта нахождения на иждивении, поскольку такие заявления должны были составляться бесплатно. Когда доверитель отказался получать эти два рубля, они были удержаны в фонд коллегии.

5 мая 1984 года на оперативном совещании в отделе юстиции Новосибирского облисполкома была вновь рассмотрена гонорарная практика и вопросы оказания бесплатной юридической помощи адвокатами Новосибирской области. Вместе с положительными результатами, возрастанием объема бесплатной помощи и соблюдением инструкции об оплате труда адвокатов, отдел юстиции отметил и недостатки, связанные с отдельными случаями недифференцированного определения размера вознаграждения, неполного оформления регистрационных карточек, отсутствия анализа неотработанного гонорара. Президиум коллегии адвокатов заставили еще больше вмешиваться в финансовые вопросы адвокатской деятельности.

Так, по результатам проверки юридической консультации Дзержинского района г. Новосибирска 29 мая 1984 года президиум отмечал, что «отдельные адвокаты по некоторым делам, исполнив поручения, своевременно не отчитываются за отработанные суммы, что также безосновательно увеличивает общую сумму неотработанного гонорара. Среди неотработанного гонорара имеются и суммы, излишне принятые в кассу консультации, при первоначальном определении его размеров…».

В последующем президиум вынужден был проверять неотработанные гонорары адвокатов юридических консультаций Калининского и Железнодорожного районов г. Новосибирска, ЮК г. Куйбышева, а 24 июля 1984 года утвердил методические рекомендации «О практике оформления соглашений, учете, списании и возврате гонорара».

Так осуществлялось планомерное вмешательство в финансовую сторону адвокатской деятельности, которое со временем полностью охватило все составляющие стороны этой работы адвокатов, подавляя их финансовую самостоятельность.

Такое положение дел не могло не сказаться на материальной обеспеченности и социальном уровне жизни адвокатов. К примеру, в декабре 1984 года бывший адвокат С., проработавший больше 40 лет в коллегии и находившийся на пенсии с 1977 года, вынужден был обратиться в президиум с просьбой оказать ему материальную помощь для приобретения пальто и демисезонной обуви.

Однако эти меры по установлению указанного финансового режима в адвокатуре отрицательно отражались не только на социальном положении адвокатов, но и на защите прав и интересов граждан, некоторые из которых настаивали на проявлении большего внимания к их правовым проблемам и имели возможность соразмерно вложенному труду оплатить юридическую помощь. К этому времени в СССР уже был создан «среднестатистический человек» и рок-группа «Круиз» на подпольных концертах выступала с иронической песней «Я – средний человек». Усредненные тарифы юридической помощи предоставляли каждому гражданину возможность ее получения. Каких бы гражданских позиций в области защиты прав людей ни придерживались адвокаты, материальная компенсация объема затраченных ими усилий являлась справедливым условием и одним из составляющих качественного и добросовестного исполнения ими своих профессиональных обязанностей. Именно в это время появляются признаки «усредненной» юридической помощи: меньше становится принципиальной защиты, столкновений между адвокатами и представителями правоохранительных органов и судов при несоблюдении последними требований законов, чаще замечаются признаки пассивной защиты.

В июне 1983 года Новосибирский областной суд при изучении судебной практики применения судами нового законодательства, введенного в действие Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 года «О внесении изменении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР», обнаружил многочисленные ошибки при рассмотрении уголовных дел и незаконное осуждение значительного числа граждан. По ряду уголовных дел было назначено наказание с превышением санкций статей УК РСФСР, предусматривающих ответственность за преступление, или с превышением максимального размера определенного вида наказания. Ответственность за некоторые преступления по новому закону вместо лишения свободы была заменена исправительными работами, однако, суды по-прежнему выносили приговоры к лишению свободы. Такие факты были выявлены в народных судах Дзержинского, Калининского и Новосибирского районов г. Новосибирска, Барабинского и Убинского районов Новосибирской области. Незаконные приговоры были вынесены и 26 осужденным, у которых в судах имелись защитники, но последние на это внимания не обратили.

Президиум коллегии, разбираясь с такими проявлениями непрофессионализма, установил, что во всех этих случаях адвокаты осуществляли защиту по назначению суда и компенсация их труда не производилась.

Такое отношение к адвокатам со стороны государства было несправедливым и явно предвзятым. Они продолжали выполнять огромный объем работы, принося ощутимую пользу тому же государству, которое их постоянно ущемляло. К примеру, только во втором полугодии 1982 года адвокаты Новосибирской области добились взыскания дебиторской задолженности государственным предприятиям на сумму 4,2 млн. рублей.

В 1983 году на одного адвоката юридической консультации Новосибирского района приходилось 734 поручения в год. В том же году адвокаты этой ЮК дали бесплатных консультаций: Л.Н. Илюхина – 668, Т.С. Шипилова – 670, В.П. Ченина – 621. В целом по коллегии было дано 87 тыс. бесплатных юридических консультаций, а на 445 общественных пунктах правовой помощи этот вид юридической деятельности увеличился на 28%.

В первой половине 1984 года адвокатами коллегии по уголовным делам было выполнено 14466 поручений граждан и 61% заявленных ходатайств в защиту интересов обвиняемых удовлетворен.

За тот же период времени было проведено 3687 бесед на юридические темы, проводилась профилактическая работа с 190 подростками только в одном г. Новосибирске. За 8 месяцев 1984 года рост обращаемости населения в юридическую консультацию г. Куйбышева составил 38%. Пятью адвокатами этой ЮК была оказана юридическая помощь 2020 гражданам, т.е. в среднем каждым адвокатом выполнено по 404 поручения (из них одна треть – бесплатно).

Однако застой в общественных отношениях и экономике СССР самым негативным образом влиял и на финансовое содержание адвокатской деятельности. С прилавков магазинов «пропали» самые элементарные товары и продукты, на автозаправках не было бензина, страшным дефицитом являлись строительные материалы. Судебная практика по уголовным делам ужесточалась. К примеру, к уголовной ответственности за нарушение правил торговли была привлечена буфетчица ресторана «Новосибирск-Главный» С., которая продала две бутылки водки в нераспечатанном виде на вынос.

У населения на руках оставались деньги, которым они не могли найти применение. Даже оплатить юридическую помощь адвокатов, у которых в отличие от других граждан не было даже этого. Так больше продолжаться не могло. Не все адвокаты Новосибирской области правильно понимали, что за такой финансовой политикой в адвокатуре стояла идеология. Другие считали, что органы адвокатского самоуправления являются проводниками этой идеологии и политики по экономическому подавлению самостоятельности адвокатов.

Однако сильная закрытость адвокатуры и двойные стандарты в государственном устройстве не позволяли гласно не то чтобы критиковать такую политику, но и даже обсуждать эти темы. Нужно было время и открытость, чтобы объективно осмыслить происходящие процессы и увидеть подлинные причины сложившегося положения дел в адвокатуре. Пока же в отношениях между рядовыми адвокатами и органами адвокатского самоуправления стали возникать взаимная неприязнь и неудовлетворенность работой. Со временем напряженность усиливалась, и адвокаты стали во многих своих бедах обвинять президиум коллегии и заведующих юридическими консультациями.

А вскоре началась перестройка….