630091, Новосибирск, Красный проспект 82, офис 45
(383)217-36-14, тел/факс (383) 221-06-20

Адвокатская палата
Новосибирской области

Понедельник, 18 июня 2018
Вы находитесь: Блоги Сергей ШЕВЧУК

Сергей Шевчук

ТЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ

«-Я отбил этого коня в честном бою…
- Я помню этот честный бой. И теперь мы знаем,
что такое пулемет с флангов…».

Диалог из к/ф «Седьмая пуля»

«После открывания автоматических дверей
убедитесь, что кабина находится перед вами…».

Из Правил пользования пассажирским лифтом

Я недавно прочитал объявление, за которое, в отличие от множества ему подобных, внимание непроизвольно зацепилось. «Пробурю водяную скважину». И телефон специалиста. Сразу подумалось, что самым существенным и определяющим является прилагательное «водяную». Неровен час, без этого уточнения кто-нибудь решит, что речь идет о газовой или нефтяной скважине, или, того пуще, умелец имеет в виду скважину замочную.

Вот так и живем, в обстановке неуместных, бессмысленных и ненужных уточнений. Вот только тогда, когда внятное уточнение просто необходимо, оно, как правило, отсутствует. И в этом случае не знаешь, следует ли гордиться каким-либо обстоятельством, поскольку неведомо, существует ли оно на самом деле.

Закон об адвокатской деятельности определяет адвоката как независимого советника по правовым вопросам. Конечно, это не советник какого-нибудь класса, как на государственной службе. Все равно, «независимый» - звучит гордо и солидно. Вот только бы разобраться, в чем кроется независимость, от кого и от чего она нас оберегает и в чем проявляется.

ЗАГРАДОТРЯД

Подозреваю, что первые впечатления и знания (или вопросы и сомнения) о независимости адвоката возникают уже у претендента на получение статуса адвоката.

Испытание в виде экзамена ожидает смельчаков, намеревающихся приобрести статус независимого советника по правовым вопросам. Если есть экзаменуемый, разумеется, должен быть в наличии и экзаменатор. В нашем случае исключения нет, да еще и экзаменатор не один.

Экзамен претендент сдает квалификационной комиссии. Закон есть закон, не нами придумано (и не для нас), но принцип формирования данного органа вызывает вполне обоснованные претензии.

Согласно закону, шесть членов квалификационной комиссии не являются адвокатами, не имеют соответствующего статуса. Выражаясь языком цифр, это около сорока пяти процентов, чуть менее половины квалификационной комиссии. Весьма вероятно, что, когда комиссия действует и собирается в неполном составе, представители не из адвокатов могут оказаться в большинстве.

Иными словами, получение претендентом статуса адвоката в значительной мере зависит от мнения лиц, у которых нет (да и не будет) этого самого статуса.

Я не сомневаюсь в объективности всех членов комиссии, у меня вызывают возражения принципы ее формирования, которые очевидно не соответствуют основам независимости адвокатуры. Несмотря на то, что к пониманию сути и роли независимости к пятнадцатому году реформированной адвокатуры мы, похоже, даже и не приблизились.

ПУЛЕМЕТ С ФЛАНГА

Все познаётся в сравнении. Уже после того, как претендент на статус адвоката становится его обладателем, новые открытия подстерегают независимого советника. Например, выясняется, что все адвокаты – юристы, но не все юристы - адвокаты. В частности, становится понятным, что гарантированная Конституцией квалифицированная юридическая помощь на самом деле означает возможность участия в судопроизводстве и для частнопрактикующих юристов.

Эти юридические партизаны сейчас представляют собой довольно внушительную и многочисленную силу. Попытки объединить всех практикующих юристов в единое целое на основе адвокатуры пока обречены на неудачу. Есть мнение, что адвокатура к этому не готова. Хотя подобными рассуждениями прикрывается истинное положение дел: частнопрактикующим специалистам просто невыгодно заниматься юридической деятельностью в качестве адвокатов, гораздо проще и прибыльнее оказывать услуги, не отвечая за их качество.

Я бы не стал говорить, что адвокаты проигрывают конкуренцию услужливым юристам. О конкуренции уместно рассуждать, когда  соперники находятся в равных условиях, когда имеются одинаковые условия для здорового и честного соревнования. Опасность кроется в другом обстоятельстве – на репутацию и доброе имя адвокатуры широкой и мрачной тенью ложится недобросовестность и безответственность людей, которые к адвокатской деятельности никакого отношения не имеют.

Уже давно очевидно, что большинство  обывателей не видят абсолютно никакой разницы между адвокатом и лицами, обладающими юридическим образованием либо просто имеющими доверенность на ведение дела в суде.

Подогревают необоснованные иллюзии и вредные заблуждения  иные юридические самозванцы, выдавая себя за адвокатов. Беда в том, что неспособность граждан понять разницу между адвокатом и юристом-энтузиастом ставится разочарованными доверителями в вину адвокатуре. Другими словами, кашу заваривают обладатель юридических проблем и юрист, а получившееся несъедобное варево предлагается распробовать адвокатской корпорации.

По всему выходит, что частнопрактикующие юристы – самые независимые советники по правовым вопросам, только без ненужного и излишнего для них обременения в виде статуса адвоката и без определения  «профессиональный».

В любой деятельности должны быть правила. Принципы организации адвокатуры и поведение адвокатов определяются и регулируются соответствующим законом и Кодексом профессиональной этики. Вместе с тем, насколько мне известно, закона о частнопрактикующих юристах и о морально-этических нормах их деятельности не существует. Рейнджеры океана юридических услуг не зависят от каких-либо правил, обязательств, ответственности.

У адвоката вся его деятельность определяется требованиями закона. Так в чем же тайный, непостижимый  и загадочный смысл понятия «независимый»?

НАДЕЖДЫ И ГАРАНТИИ

Как я уже говорил, формулировки главного адвокатского закона оставляют  возможности для творческого поиска и работы мысли. И в поисках того, от кого не зависит адвокат, мы должны обратиться к фигуре центральной, монументальной и определяющей – к Нему. Подзащитному, доверителю, клиенту. Лицу, обратившемуся за юридической помощью.

Обращаются к адвокату из различных побуждений. Кто-то за гарантией успеха. Иные – в надежде на удачное разрешение проблем. Встречаются и такие, кто понимает, что юридические чудеса не для него и разумно и здраво рассчитывает на любое возможное смягчение участи.

Всех объединяет одно – люди обращаются  за юридической помощью;  самое главное в том, что для своего доверителя адвокат всегда будет советником, но при этом о независимости советника не может быть и речи.

В старые времена принято было считать, что Земля плоская и находится на трех китах. Возникла космонавтика и развенчала этот миф. Однако по сию пору живы и здравствуют три кита, на которых и поныне стоит адвокатура.

Адвокат и его деятельность зависят:

- от позиции подзащитного, доверителя;
- от его воли;
- от адвокатской тайны.

Добавим сюда и необходимость одинаково добросовестно вести деятельность, как при наличии соглашения, так и по назначению. Своего рода единство и борьба противоположностей. Адвокату выгодней (точнее, доходней) работать по найму, по соглашению, подзащитного, естественно, устраивает честный и квалифицированный труд защитника по назначению, тем паче гарантированный государством. Вот только недовольный защищаемый по назначению гражданин претензии предъявляет не к государству с его конституционными гарантиями, а к адвокату.

Соглашение является делом добровольным, а не обязательным. Это так же незыблемо, вечно и привычно, как снег зимой в Сибири или, скажем, непременная возмездность услуг нотариуса.

Увы, и в главном направлении не увенчались успехом поиски толкования термина «независимый», ибо действительность обращает рассуждения о независимости даже не в тень, а в призрак.

КОЗНИ КАЗНЫ

Может быть, таинственный и непостижимый законодатель имел в виду финансовую независимость адвоката? А что, некоторые явные признаки указывают на правильность такого предположения. Работодателя, благодетеля и тирана одновременно, нет. Оплачиваемые социальные гарантии отсутствуют. Зарплата, даже минимальная, не то что не гарантируется, а и вовсе не предполагается и не положена. Выходит, что адвокат ни в малейшей мере не зависит от кризиса неплатежей и отощавшего государственного бюджета.

Благодать, да и только. Знай исправно плати подоходный налог, страховой взнос да помогай налоговой инспекции разобраться в вопросах ее компетенции.

Но и тут не все ладно. С великим сожалением приходится констатировать, что налоговая ответственность и обязательность адвоката не всегда оборачиваются взаимностью со стороны государства. Я о работе по назначению. К концу прошлого года держава задолжала российским защитникам по назначению 700 000 000 (семьсот миллионов рублей), между делом недополучив с названной суммы около ста миллионов в виде подоходного налога.

Что это значит? Выполнен огромный объем работы по назначению, обязательства защитниками выполнены, однако выплата вознаграждения не производится. Распорядители финансов пустили в ход заученную просьбу войти в положение. А чего нам в него входить, если мы уже в нем находимся, причем не по своей вине?

Сейчас долги погашены (подозреваю, что одолжились деньгами, предназначенными на грядущий год). Однако сама ситуация не только грозит повториться, но и убедительно доказывает зависимость финансовых дел адвоката от самочувствия бюджета.

ПРАВА И ИНТЕРЕСЫ

Похоже, следует смириться с мыслью, что независимости у правового советника не больше, чем у любого государственного служащего. Ничего удивительного, когда главной и единственной профессиональной задачей адвоката является защита. Не своей независимости, а прав и интересов. Чужих. Независимо от того, в какой пропорции в каждом отдельном случае находятся эти объекты адвокатской охраны.

«Злоупотребление правом», «нарушение права на защиту», «конфликт интересов»… Эти и подобные им формулировки, как правило, служат для того, чтобы компетентным органам можно было принципиальных защитников от уголовных дел отгонять. Как бы то ни было, именно на дороге с этими указателями – права и законные интересы – в основном и ломаются юридические копья.

Так от чего все-таки более зависит адвокат в своей деятельности – от прав или интересов доверителя и существует ли приоритет одного над другим?

Человеку непосвященному может показаться, что права и интересы ничем не отличаются друг от друга, а, следовательно, и никакой разницы между ними нет. Конечно же, это не так.

Человеку права предоставляются и соблюдение их обеспечивается государством и его представителями. Но ведь право – это разрешенная законом возможность, которую человек может реализовать, равно как свободен и не сделать этого.

Согласитесь, в иных ситуациях в интересах доверителя ему лучше  не пользоваться некоторыми правами. Если право означает возможность поступить определенным образом, то интерес, таким образом, состоит в понимании того, имеется ли у субъекта право, следует ли его использовать в определенной обстановке, нарушено ли оно, нуждается ли в восстановлении, а также в необходимости воздерживаться от действий, которые могут нарушить право других лиц. И в том, и в другом случае советник в вопросах права просто необходим…

Я бы так сказал, что адвокат защищает права личности, обеспеченные государством, а также отстаивает интересы доверителя, связанные с наличием у него прав.

И права, и интересы являются одинаково важным объектом деятельности адвоката в качестве профессионального советника по правовым вопросам. Что такое «советник», надеюсь, мне понятно.  Ясно и другое обстоятельство: по-настоящему ни от чего не зависит не советник, а советчик, который ни за что не отвечает…

«НУ И…?»

Так говаривал известный футбольный специалист Валерий Карпин. Это выражение емко предлагает подвести итог, что я и делаю.

Вы знаете, наверное, независимость адвокатская все же существует. Пусть даже не в том виде, как это выглядит в законе о нас и нашей деятельности (боюсь, там это просто эффектная фигура речи).

Более того, я уверен, что адвокат просто обязан быть независимым. От незавидных условий, тяжелых обстоятельств и постоянных трудностей, которые сопровождают адвоката в его деятельности. Терпение и добросовестность всегда были, есть, будут с нами, в них вся наша надежда и вера.

Адвокатское ремесло – специфическое. Мы своей профессией навсегда приговорены к издержкам и превратностям, которыми нас щедро потчует самозанятость. Но ведь «приговоренный» не означает «обреченный».

ЗАЩИТНЫЕ ПОРЯДКИ

Для кого-то – сладость,
Для кого-то – соль.
Для кого-то – радость,
Для кого-то – боль.

Для кого-то – пища,
Чей-то горький хлеб…
Для кого – жилище,
А кому-то – хлев.

Чья-то к славе тропка,
Чей-то блеск и лоск.
Чья-то нервотрепка
До седых волос.

Для кого-то – битва,
А кому – пикник.
И живет защита
Кто и как привык.

Путь у адвоката -
Что ухаб сплошной.
Жизнь его чревата
Вечною войной.

Сами себе, братцы,
Суд и адвокат…

Надо б постараться,
Чтоб клиент был рад…