630091, Новосибирск, Красный проспект 82, офис 45
(383)217-36-14, тел/факс (383) 221-06-20

Адвокатская палата
Новосибирской области

Воскресенье, 22 апреля 2018
Вы находитесь: Блоги Александр Болдырев

Александр Болдырев

«Но в искушеньях долгой кары,
Перетерпев судеб удары,
Окрепла Русь. Тактяжкиймлат,
Дробястекло, куетбулат»

 

А.С. Пушкин, «Полтава»

 

Этими строками из известной поэмы А.С. Пушкина могу охарактеризовать свои первые позитивные впечатления, возникшие после ознакомления с президентским законопроектом, а теперь уже Федеральным законом от 17.04.2017 № 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»1. Указанный закон совершенно справедливо анонсируется как нормативный акт, усиливающий полномочия адвокатов в уголовном процессе.

Практически за каждым изменением в УПК РФ стоит своя непростая история. При чтении новой редакции статьи 161 (Недопустимость разглашения данных предварительного расследования) вспоминается недавнее дело адвоката Владимира Дворяка. Коллега был необоснованно осужден за разглашение данных предварительного расследования. Позже президиум Верховного суда Республики Хакасия вынес постановление об отмене приговора и апелляционного постановления, а также о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Дворяка состава преступления2 . Или взять вводимую новеллу - статью 450.1 (Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката). Количество жалоб, поданных новосибирскими защитниками из-за обысков, инициированных по сомнительному поводу в помещениях адвокатов, превышало разумные пределы, прежде чем Конституционный Суд в очередной раз обратил внимание государства на важность сохранения адвокатской тайны.

Внесенные изменения в уголовно-процессуальный закон и есть тот булат, который выковали сами адвокаты. Фактически уже созданы серьезные прецеденты и их закрепление в правовом регулировании, на мой взгляд, это крайне важное и необходимое условие для действительного усиления роли адвокатуры в уголовном процессе.

Вместе с тем, уже сейчас можно определить и те проблемные места новой редакции УПК РФ, с которыми столкнутся адвокаты в будущем. Так, часть 2.2 ст. 159 (Обязательность рассмотрения ходатайства) определяет, что не может быть отказано в приобщении к материалам уголовного дела доказательств, в том числе заключений специалистов. Это дополнение претендовало бы на исключительную полезность, но дальнейшая формулировка статьи гласит: «если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами».

Что имеет значение для дела, а что нет, разумеется, будут решать следователь или дознаватель. Как они это делают и чем обычно мотивируют, адвокаты знают очень хорошо. Конституционный Суд ранее неоднократно обращал внимание, что отказы в удовлетворении заявленных по уголовному делу ходатайств должны быть мотивированными3, но склонные к лапидарности следователи и дознаватели по-прежнему ограничиваются отписками - мол, просьба, изложенная в ходатайстве, не имеет значения для дела, при этом обоснования в них не наблюдается. Сейчас же в этом вопросе кардинальным образом ничего не изменилось, и при попытке приобщить к материалам дела «неудобное» для стороны обвинения доказательство, будет существовать риск получить формальный отказ.

По вопросу обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката законодатель не довел начатое им до конца. При указанных процессуальных действиях должен присутствовать член совета адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации, который обеспечивает неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Наделив члена совета адвокатской палаты таким важным полномочием, законодатель не предусмотрел инструментарий, который бы позволил ему эту обязанность исполнить надлежащим образом. Каким будет его процессуальный статус при обыске, осмотре или выемке окончательно не ясно, видимо, он вновь определится в ходе длительных судебных разбирательств.

Рассматриваемый закон не претендует на разрешение всех проблем, возникающих у адвокатов при выполнении своих профессиональных обязанностей.

Какое же условие будет являться необходимым и достаточным для дальнейшего усиления роли адвокатуры в уголовном процессе? Представляется, что в современном информационном обществе, государство при решении вопросов в жизненно важных сферах не может обойтись без независимых интеллектуальных центров, способных обобщать и анализировать основной поток данных. Главное для таких «фабрик мысли» - это полнота собранных сведений, объективный анализ и профессионализм.

Институтом, обладающим необходимыми ресурсами, достаточными для реализации роли независимого интеллектуального центра как в уголовно-процессуальной сфере, так и в иных отраслях права, является адвокатура. Не будем забывать, что адвокатское сообщество имеет и внутренний механизм самоконтроля. Кроме того, теперь будет действовать и Общественно-консультативный совет Федеральной палаты адвокатов РФ, в задачи которого войдёт обсуждение вопросов взаимодействия ФПА РФ с органами государственной власти и институтами гражданского общества, а также выработка направлений реализации такого взаимодействия (глава 40.1 Устава ФПА РФ).

Будем надеяться, что голос нашей корпорации услышат своевременно и законы станут приниматься на опережение решения проблем, а не post factum, как это часто происходит. Тем более, «куется булат» адвокатами не на бездушном материале



[1] http://www.advpalatanso.ru/pervaya_polosa/919
[2] http://www.advgazeta.ru/rubrics/8/1937
[3] http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/58100254/